Дружба народов

08 мая 2021 в 13:52

Почему Луи Армстронг никогда не снимал с шеи Звезду Давида.

Oдин из самых известных музыкантов 20-го столетия Луи Армстронг был внуком привезенных в Америку рабов. Он родился, провел детство и юность в нищете. О том, как эти нелегкие годы годы скрасила и изменила небогатая еврейская семья, музыкант написал в своих мемуарах.

В начале прошлого века по улицам Сторивилла, района грязных трущоб Нового Орлеана, бегал вместе с другими темнокожими ребятишками мелкий, худой пацаненок. Его отец бросил семью, когда мальчик был ещё младенцем. И мать, родившая его в шестнадцать, пыталась прокормить сына и его младшую сестренку мытьем полов и проституцией. Иногда она вместе с сыном отправлялась на охоту: подбирала на рынке выкинутые подпорченные продукты, срезала гниль и продавала в незатейливые забегаловки. В семье царила беспросветная нищета.

И вот, когда мальчишке исполнилось семь лет (в 1907 году), он познакомился с соседом-старьевщиком. "Эй, - окликнул тот его однажды со смешным акцентом, - не хочешь заработать пару центов? Тогда помоги разобрать это шмотье". Старьевщик был белым, но этим нисколько не кичился. Его звали Алекс Карновский, он был еврей. Говорили, что его семья бежала в Америку откуда-то из Российской Империи.

Пара центов за работу были честно выплачены, и на следующий день негритенок опять с надеждой крутился возле тележки старьевщика. В конце концов он стал в семье Карновских чем-то вроде третьего сына, только для разнообразия – афроамериканского происхождения.

Луи разъезжал со старшим сыном Карновского по улицам, скупая тряпки, пустые бутылки и прочий хлам. С другим сыном, Морисом, он продавал по вечерам уголь проституткам, сконфуженно поглядывая на их прелести. А вечером семья садилась ужинать и, как само собой разумеющееся, звала помощника: «Теперь садись с нами за стол и поешь так же хорошо, как поработал». После ужина жена старьевщика укачивала своего малыша, напевая русскую колыбельную. С ней вместе пел и темнокожий мальчишка.

Он фактически не вылезал от Карновских, спал, ел, смотрел, как они дружно живут. И наслаждался ощущением семьи, добротой, лаской, заботой.

Как-то раз старьевщик подарил ему жестяную дудку. Мальчишка дудел на ней самозабвенно, а Карновские переглядывались: "Вот Господь талант дал". Позже дудку сменила труба - корнет. Стоила труба пять долларов. Часть он накопил, часть дал старьевщик. Старая, подержанная, потемневшая – но настоящая...

Через шестьдесят лет Армстронг напишет: «Я восхищаюсь еврейским народом. Их мужеством, особенно на фоне того, что им приходилось переносить. Мне было всего семь лет, но я прекрасно видел, как безбожно относились белые к этой семье».

В своих мемуарах этот всемирно известный трубач и певец напишет, что узнал, что Карновские также подвергались гонениям со стороны других белых людей, считающих, что они лучше еврейского народа.

Благодаря этой семье еврейских эмигрантов из России он свободно владел языком идиш и до конца своих дней носил на шее цепочку с Звездой Давида. Луи Армстронг на всю жизнь запомнил мелодичные, красивые русские и еврейские песни, которым его научила госпожа Карновская.

Трудно сказать, как могла бы сложиться судьба бедного темнокожего мальчика, не попади он в дом еврейских эмигрантов. Но случилось то, что должно было случиться, и мир узнал имя великого джазового музыканта и композитора.

Впоследствии Семья Карновских была известна в Новом Орлеане по благотворительной организации «Karnofsky Project», которая передавала на благотворительность музыкальные инструменты в руки детей, «которые иначе не смогли бы прикоснутся к прекрасному опыту обучения музыке». И может, не случайно, что свое восхождение ко всеамериканской, а потом и ко всемирной известности и признанию, Армстронг начал в барах самого еврейского по численности районе Нью Йорка в Квинсе, где создан первый и единственный в мире музей, посвященный этому выдающемуся музыканту 20-го века.


Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Войдите или авторизуйтесь через социальные сервисы