Анастасия Петрова: «Если мюзикла не будет, я его напишу!»

25 апреля 2018 в 09:00

В июне прошлого года на сцене Музыкального театра Кузбасса им. Боброва состоялась премьера первого для Кемерова мюзикла - «Дубровский». Событие по праву вошло в историю культуры города, и вот уже почти год кемеровская публика с восторгом встречает постановку Кима Брейтбурга в исполнении артистов музыкального театра. Многие из них открылись зрителю с совершенно иной стороны, среди них Анастасия Петрова. Актриса давно зарекомендовала себя как профессиональная и очень яркая исполнительница ролей лирических героинь, а в «Дубровском» предстала в образе разухабистой Егоровны.

Мы поговорили с Анастасией о новом для нее опыте, любви к мюзиклу и о театре в целом.

Анастасия Петрова работает в музыкальном театре с 1997 года. Она окончила музыкальную школу по классу фортепиано, затем музыкальный колледж и КемГИК. В 1994 году была удостоена звания лауреата Международного конкурса юных вокалистов на приз Екатеринбурга, стала стипендиатом фонда «Юные дарования Кузбасса», в 1996 году принимала участие во Всероссийском конкурсе им. Г. П. Вишневской в Новосибирске. И с 2003 года является солисткой-вокалисткой Музыкального театра Кузбасса.

Анастасия, как вышло, что вы связали судьбу именно с музыкальным театром?

Анастасия Петрова (А. П.): Так получилось, что меня отдали в музыкальную школу. Фортепиано меня интересовало постольку-поскольку, а вот петь получалось, что называется, хотелось и моглось. К сожалению, на тот момент не было вокального отделения ни в одном учебном заведении города, и я поступила на хоровое дирижирование. У дирижеров очень много профессиональных предметов и всего полчаса вокала в неделю. И вот чтобы восполнить и утолить мою жажду пения, мне нашли педагога в музыкальном театре Кузбасса – Евгения Николаевича Белова. Через год он отправил меня на конкурс в Екатеринбург. А после того, как я закончила училище, Евгений Николаевич предложил поработать в хоре, и, проработав год, я больше не смогла уйти. Театр засасывает.

У вас за плечами победы в престижных конкурсах, однако, вы не очень часто принимаете в них участие. Чем это обусловлено?

А. П.: Если честно, я ненавижу конкурсы! Ситуация оценки типична для исполнителя любого уровня, но это очень повышает уровень тревожности, и для того чтобы себя сохранить, я стараюсь этого избегать.

А как же зрительская оценка? Ведь зритель каждый раз оценивает актера на сцене.

А. П.: Мы с вами живем в Кузбассе. У нас самый добрый зритель на свете. Оценка, конечно, всегда присутствует, но в конкурсе тебя оценивают в спайке с твоей профессией. Ты и она неразделимы, можно сказать, что ты - равно она. Это личная, очень большая ответственность, и это очень тревожно. А на сцене я чувствую поддержку коллег: хора, оркестра, дирижера. Просто делаю свою работу и делаю максимально честно и искренне.

В большинстве своем актеры очень чувствительны к критике. Как относитесь к ней вы?

А. П.: Как все. (Улыбается.) Проработав 20 лет в театре и 5 лет на радио, я по большей части не испытываю больших сомнений в части своих технических возможностей. Я считаю, что у меня достаточно высокий профессиональный уровень. Это получает оценку, например, в виде назначений на роли. Потому когда мне делают замечание, это задевает. Но всегда беру на карандаш, всегда проверяю, что же послужило поводом – была ли это попытка просто выбить меня из колеи или действительно желание помочь.

Анастасия, на стыке веков у Музыкального театра (как, впрочем, и у всех театров страны) был нелегкий период. Никогда не возникало желания уйти из профессии?

А. П.: Почему-то так сложилось, что я всегда попадаю в эпоху перемен… (Смеется). Например, мое поступление в институт культуры. Тогда КемГИК решил совместно с ГИТИСом набрать вокалистов, чтобы обновить кадры кемеровского музыкального тетра. С абитуриентами работала московская комиссия, в итоге отобрали пятерых из двадцати пяти. Мы начали обучение, а в августе 1998 года (из-за всем известных событий в стране) проект развалился. Но мы остались на балансе института культуры и благополучно выпустились, стали работать. А когда здание театра закрылось на ремонт на целых 6 лет, я освоила профессию визажиста. При этом получила основательное образование, у меня были обложки, мне довелось поработать на самых разных показах. Так, например, в телепроекте, который сейчас известен как «Медиа Краса», я за день одна готовила к съемке 15 девочек. Эта работа свела меня с интересными людьми, за судьбой которых я до сих пор слежу и успехами которых горжусь. Так что это была совершенно полноценная жизнь в профессии.

Кстати, этот проект и построил для меня мостик на радио – меня пригласили на кастинг. Работала в дневном, вечернем эфире, вела авторубрику и могу сказать, что выполнила все задачи, которые перед собой ставила.

Но прежде всего я - актриса. И приобретение в свое время других специальностей было связано с тем, что в театре было не так много работы, как хотелось бы. Но ведь мы и в те времена не сдавались. В годы, когда здание театра закрылось на ремонт, мы с моими коллегами объехали на «ПАЗике» весь Кузбасс. Выступали в каждой деревне, в каждой школе. Это была не самая радостная страница моей истории. Иногда, честно, возникало желание бросить… Но (может открою секрет) раз в год оно возникает у каждого актера. Сначала хочется в отпуск, потом хочется бросить, но это не та работа, с которой так легко расстаться. В итоге все становится на свои места.

Театр успешно возобновил работу, однако настоящей радостью (и не только для заядлых театралов) стала новость о том, что на кемеровской сцене будет поставлен самый настоящий большой мюзикл Кима Брейтбурга «Дубровский». Детище известного российского композитора, которое он поставил вместе с супругой Валерией, с успехом идет не только в России, но и зарубежом. Первые представления в Кемерове прошли с аншлагом, и до сих пор мюзикл собирает полные залы, а это 700 зрителей!

То, что это будет масштабное и высокопрофессиональное зрелище, стало понятно, когда был объявлен кастинг. Как он проходил? Это действительно был конкурсный отбор, а не формальность, которую нужно соблюсти для пафоса?

А. П.: Мы сами не поверили! Да, это был настоящий кастинг и проходил весьма необычно для нас. На нем присутствовали Ким Брейтбур и Валерия Брейтбург, а также директор музтеатра Владимир Юдельсон. При этом всю труппу пригласили в зрительный зал. Неожиданно для себя мы нереально сплотились в тот момент. Несмотря на состязательность и очень конкурентную среду, несмотря на то, что каждый хотел оказаться лучшим, мы искренне болели друг за друга и поддерживали. Посмотрели всех, от статистов до народных. Нас, образно говоря, разминали, просили петь совершенно разные вещи, давать разные эмоции.

Что касается моего участия в кастинге, могу сказать одно – я всегда стремилась к мюзиклу, и в прошлом году это случилось! Конечно, на подсознании я шла на роль Маши. Сначала я собиралась петь романс, но в последний момент, уже перед выходом на сцену, моя коллега очень настойчиво порекомендовала петь «All that jazz» из мюзикла «Чикаго». Там совершенно другая энергетика. В итоге я передумала в последний момент и прислушалась к ее мнению. Возможно, именно на этой эмоциональной волне я как раз и заинтересовала продюсеров. Потом был докастинг, и вот там я уже успокоилась. Произошел какой-то внутренний щелчок, родилась убежденность, что в «Дубровском» я буду работать.

Сейчас в назначениях на роль всегда прописывается право постановочной группы менять актера. И то, что сегодня ты получил назначение, не значит, что ты выйдешь на сцену. С этого момента только начинается скрытая от зрителя кропотливая работа, итогом которой должно стать красивое, качественное зрелище, которое полюбится на долгие годы.

Анастасия, мюзикл «Дубровский» - франшизный, и авторы проводили самостоятельно даже отбор актеров. А в самом рабочем процессе Брейтбурги принимали участие?

А. П.: Валерия Вячеславовна принимала самое деятельное участие. Это человек невероятной, космической энергии. Она способна работать по 12 часов подряд, и при этом не просто смотрит за тем, как готовимся мы, она созидает. Ты не можешь у нее не запеть или не сделать это так, как надо. Даже в процессе репетиций мы играли и пели так, как вынесли потом на сцену. И затем она следила, чтобы ничего не было изменено и осталось на том же профессионально уровне. Контроль качества на каждом этапе! То же самое с танцами, мезансценами - там нет даже лишних вдохов. Это уровень американского мюзикла. Могу смело сказать, что в Кемерове еще не было таким образом поставленных вещей.

Не тяжело было работать в таких жестких рамках? Любому творческому человеку хочется внести что-то свое, наполнить роль чем-то особенным…

А. П.: Я работаю в паре с Александром Лодягиным (прим. ред.: Архип). Вместе мы все же сумели внести в очень регламентированный ритм мюзикла свою личную ноту. Ведь если роль наполнять, а не механически отрабатывать, всегда есть простор для творчества. Зритель получает огромное удовольствие, когда видит подобный баланс. Кстати, чем хорош Дубровский еще, так это тем, что мы работаем в разных составах и у зрителя есть возможность посмотреть два варианта актерской игры, сравнить, заставить себя подумать и почувствовать, что ближе. Это тоже простор для творчества, и это стоит увидеть!

У Анастасии крепкое сопрано, голос идет как вверх, так и вниз, и она с одинаковым успехом справляется с нежными партиями Флорестины в «Любовь всегда права» и игривым стилем «Пышки». И все же ее появление в роли Егоровны стало для публики настоящей неожиданностью.

Если говорить конкретно о вашей роли, насколько сложно было лично для вас работать в непривычном амплуа? Егоровна ведь разительно отличается от лирических героинь, по которым вас знают зрители.

А. П.: Роль Егоровны - первая подобная роль в моем репертуаре. У меня ведь амплуа лирической героини, типичной Маши. И если бы мне дали сыграть Машу, ничего нового на свой актерский счет я бы не записала. Надеюсь, что это удачный эксперимент и только начало моего существования в мюзиклах.

«Дубровский» задал новую планку театру. Можно сказать, вдохнул новую жизнь. Репертуар стал обновляться на глазах, а на этой неделе нас ждет еще одна премьера – оперетта «Граф Люксембург». Чем удивит эта постановка?

А. П.: Я бы остерегла зрителя от того, чтобы ждать от «Графа» чего-то подобного «Дубровскому». Это будет удовольствие другого уровня – от великолепной работы оркестра, нереального профессионализма нашего нового дирижера Алексея Кириченко, хора, голосов вокалистов, огромного количества пикантных задумок режиссера спектакля Евгения Волиса. Зрителя удивит работа художников по костюмам и сценография.

«Граф Люксембург» - это классическая оперетта, но мы очень стараемся сделать ее свежей, новой и близкой для современного зрителя. Франц Легар все-таки основоположник этого жанра. Уйти далеко не получится, поэтому спектакль понравится не только любителям новаторств, но и ценителям традиций. Это красивая картинка, танец, но прежде всего потрясающая классическая музыка. И большой удачей будет если мы, не изменив ничего в музыке и тексте, донесем до зрителя, что оперетта актуальна и сейчас.

Сегодня Анастасия является членом Союза Театральных Деятелей РФ, принимает активное участие в его деятельности. За ее плечами конкурсы, мастер-классы, обучение у выдающихся педагогов и десятки успешных ролей. Актрису можно увидеть в главной роли - Полли Пичем - на сцене Кемеровского драматического театра в постановке «Трехгрошовая опера». И, опять же, не случайно - в свое время она прошла переподготовку и получила квалификацию «актер драматического театра». Все, за что берется Анастасия Петрова, она делает максимально профессионально. «Я была готова, а когда ты готов, тебе всегда дается шанс», - комментирует актриса. Кстати, Анастасия является соавтором мюзикла «История Герды», в котором играет главную героиню.

Вы признаетесь, что ваша настоящая любовь -  мюзиклы. Не возникает в связи с этим желания уехать из Кемерова навстречу новым ролям, постановкам?

А. П.: Успех я ощущаю здесь. У нас очень красивый театр, хорошее оборудование, отличный звукорежиссер, профессиональный хор, классный дирижер. Такого уровня театров по антуражу очень мало. У нас есть все, чтобы блистать. Сменилось поколение, сменилась картина мира. И мы будем двигаться в том направлении, которое сейчас задали. Я уверена, у нас будут еще спектакли, которые полюбит кемеровская публика, в которых будет любоваться актерскими комбинациями и великолепной игрой.

Я горжусь тем, что критики видят во мне мюзикловую актрису, и это то, в чем я хочу существовать как актер. Моя мечта - большой мюзикл. И если сейчас эта мечта приходит в мой дом, зачем ехать куда-то? В конце концов, если мюзикла не будет, я его напишу сама! (Смеется).

 

Виктория Жалуманова.

Фото: Музыкальный театр Кузбасса им. Боброва,

личный архив Анастасии Петровой.


Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Войдите или авторизуйтесь через социальные сервисы