Валерий Иванов. Герой без наград

23 февраля 2020 в 11:03

Когда речь заходит о защитниках родины, на ум приходят военные конфликты, фронт, так называемые миротворческие миссии… А ведь нередко защищать страну приходится от опасности, которую мы создали сами.

Герой нашей праздничной рубрики – Валерий Евгеньевич Иванов. Кемеровчанин, который участвовал в ликвидации последствий радиационной катастрофы на ПО «Маяк» - там, где в 1950-х создавались «начинки» для атомных бомб. Там, где произошла третья по опасности радиационная авария в мире.

Валерий Евгеньевич родился в 1938 году в Кемерове, в семье горного инженера и банковского работника. Его отец – Иванов Евгений Петрович - получил престижное образование в Томском политехническом институте, свободно владел несколькими языками. С началом Великой отечественной войны был призван на фронт, а уже в августе 1941-го его жене, Валентине Григорьевне, пришло уведомление, что муж объявлен пропавшим без вести.

Как и тысячи женщин, мама Валерия Евгеньевича растила сына одна. Несмотря на интеллигентное происхождение, мальчишкой он пошел работать на завод, чтобы хоть как-то помочь матери, окончил школу рабочей молодежи, учился в техникуме. А в 1958 году был призван в ряды Советской Армии. Спустя полгода, весной 1959-го, Валерий Евгеньевич вернулся домой уже будучи тяжело больным…

 

Кыштымская авария— первая в СССР радиационная чрезвычайная ситуация техногенного характера, возникшая на химкомбинате «Маяк», расположенном в закрытом городе Челябинск-40 (ныне Озёрск). 29 сентября 1957 года из-за выхода из строя системы охлаждения произошёл взрыв ёмкости, где содержались высокорадиоактивные отходы. В течение 2 лет дезактивировалась территория предприятия и города. Для ликвидации последствий аварии привлекались сотни тысяч военнослужащих и гражданских лиц, получивших значительные дозы облучения.

 

В число ликвидаторов попал и рядовой Иванов. В тот момент никто из ребят не подозревал, какую опасность представляют работы по ликвидации последствий на территории производственного объединения. Информация обо всем, что произошло на «Маяке», была засекречена. Местные газеты успокаивали статьями о «северном сиянии» – так назвали радиоактивное розово-голубое облако, которое видели местные жители после взрыва. Людей с зараженных территорий расселяли под предлогом экономической необходимости. А солдаты просто исполняли свой долг.

 

В зоне радиационного загрязнения оказались территория комбината «Маяк», военный городок, пожарная часть, колония заключённых и территория с населением 270 000 человек в 217 населённых пунктах трёх областей: Челябинской, Свердловской и Тюменской. 90 % радиационных загрязнений выпали на территории химкомбината «Маяк», а остальная часть рассеялась дальше.

 

Справедливости ради, находились те, кто не боялся говорить правду.

«В палату зашел врач и сказал: «Ребят, когда вас выпишут, поживите немного для себя. Не работайте. Лет до 25, больше все равно вам не жить…», - вспоминает свое пребывание в военном госпитале Валерий Евгеньевич.

До сих пор он помнит, как горько усмехнулся в ответ мальчишка-сосед по больничной койке: «У меня мать одна и братья. На кого им надеяться, если я не буду работать? Уж сколько получится».

 

В атмосферу было выброшено около 20 млн кюри радиоактивных веществ. Во время Чернобыльской аварии было выброшено примерно в 19 раз больше, но при этом следует учитывать, что в Чернобыле основную массу радионуклидов составил короткоживущий йод-131 с периодом полураспада 8 дней, в то время как здесь выпали долгоживущие стронций-90 (период полураспада 28,8 лет) и цезий-137 (период полураспада 30,2 года), способные аккумулироваться в костях и влиять на красный костный мозг.

 

По возвращении домой рядового Иванова ждала неизвестность: что со мной? насколько это серьезно? Первое время Валерий Евгеньевич не мог ходить – ноги раздуло настолько, что они напоминали столбы. Выручали друзья. Раньше ни одни посиделки не обходились без шутника и балагура Валеры, и теперь они всюду брали друга с собой – садили на санки и везли в гости, в рощу, на стадион. Потихоньку он стал набираться сил и именно сидя на стадионе встретил женщину своей жизни.

Заядлая спортсменка поначалу не понимала, почему этот рослый красавец просиживает вечера на трибуне вместо того, чтобы заигрывать с ней здесь, на льду. Нарезая круги на коньках, девушка окидывала поклонника пренебрежительным взглядом и шла на второй-третий-пятый… чтобы проехать мимо еще разок… Как в сказке, всё решилось в Новый год.

«Мы с девчонками накрывали стол, ждали ребят. И тут звонок в дверь. Открываю – там толпа наших мальчишек и Валера с ними. Глаза вытаращил на меня, руки развел: «Так вот где ты живешь! Ну теперь я отсюда не уйду», - смеется Валентина Николаевна.

 

Валентина Николаевна, жена: «Я была влюблена в него так, что коленки дрожали. И до сих пор дрожат!»

 

Потом была тайная от родителей свадьба и тихие семейные посиделки, рождение двоих сыновей, даже вахта на Севере. Валерий Евгеньевич работал на самых крупных заводах Кемерова: «Коммунаре», «Прогрессе», «Химмаше», «Карболите». Не жалуясь и не задумываясь о том, как вредное производство отразится на его и без того подорванном здоровье. Так жили и работали миллионы советских граждан. Разве что дышать им было проще.

Всю жизнь Валерий Евгеньевич интуитивно тянулся к природе и свежему воздуху. На лето увозил семью жить в палатке на берегу реки. А после выхода не пенсию переехал работать и жить в отдаленную деревню. Обзавелся хозяйством, огородом - ни часу не сидел без дела. Доброжелательный, юморной, энергичный, он и сейчас неизменно становится центром внимания и притягивает к себе людей.

Какой он, Человек из Кемерова Валерий Евгеньевич Иванов?

 

Владислав, сын: Родной, добрый, честный. Им можно не просто гордиться, на него нужно равняться во всем. В отце собраны самые достойные человеческие качества. Для нас всех он безусловный авторитет.

Евгений, сын: Его невозможно описать одним предложением. В этом человеке целый мир. Он – лучший отец, какого только можно представить.

Данил, внук: Ответственный. Дед очень любит пошутить, но во всем ценит порядок. Помню, как ни спроси у него гаечный ключ, чтобы велосипед починить, дед всегда знает где и какой лежит. Я же сколько гаек с болтами потерял… Замечательный у нас дед!

Тимофей, внук: Волевой. Лет 10 назад мы шли с дачи пешком до автобуса (а это 10 км!), так он шел так быстро, что я за ним не поспевал. По сей день поражаюсь, что в нем столько энергии после всего, что он пережил. До сих пор не разгадал секрет, откуда у него столько сил. Дед - настоящий пример!

Марина, внучка: Веселый. Что бы ни случилось, дед всегда может разрядить обстановку шуткой. Его чувству юмора и оптимизму можно только позавидовать.

Валерий, внук: Искренний. У деда очень развито чувство справедливости. Если он хвалит, значит есть за что, а если ругает, то только в глаза и за дело. Правда, ругать у него не особо получается, он ведь у нас очень добрый.

Виктория, внучка: Надежный. Помню, в детстве возьмет за руку своими большими теплыми руками - и ничего рядом с ним не страшно: хоть на лошадь, хоть на снегоходе по сугробам. Дед – лучший пример того, каким должен быть глава семьи.

 

Валерий Евгеньевич – неунывающий оптимист и балагур, у которого найдется веселая присказка на любой случай. Это, а еще постоянная забота и любовь жены, вопреки всем прогнозам и недугам, до сих пор хранят этого удивительного человека.

«Мама слышит, как дышит отец, как бьется его сердце. Она всегда рядом, как ангел-хранитель», -  говорят сыновья.

Валентина Николаевна – медик. Она как никто знает, какую роль сыграл в жизни Валерия Евгеньевича «Маяк». Все эти годы ей, как и многим другим родственникам пострадавших и ликвидаторов, было невероятно обидно от того, что подвиг близкого человека в течение нескольких десятилетий был забыт, обесценен. В Советском Союзе факт взрыва на химкомбинате «Маяк» впервые подтвердили только в июле 1989 года, спустя 3 года после Чернобыльской аварии. Официальную огласку радиационная катастрофа получила лишь в конце 1990-х, а общественную – разве что в немногочисленных публикациях и усилиями активистов.

 

Авария на ПО «Маяк» 1957 года относится к тяжёлой по последствиям - по современной международной классификации к 6 уровню из 7 возможных. Она занимает 3-е место, уступая лишь авариям на АЭС Чернобыльской и Фукусима-1. Сегодня пострадавшие, а также участники ликвидации последствий наконец имеют социальные льготы и приравнены к пострадавшим и ликвидаторам Чернобыльской аварии.

 

Как дань уважения всем пострадавшим уже в марте мы открываем цикл выпусков, в которых расскажем о самых больших радиационных авариях страны – от испытаний в Семипалатинске до взрыва на Чернобыльской АЭС. И главное – о кемеровчанах, которые ценой здоровья (а порой и жизни) спасали человечество от радиоактивной угрозы.

Ну а сегодня мы поздравляем всех, кто в свое время не посчитал зазорным отдать долг Родине. Настоящих мужчин, которые отслужили (или еще отслужат) в армии или связали с ней свою судьбу. С Днем Защитника отечества, Солдаты Страны!

 

Виктория Жалуманова.

Фото из личного архива Ивановых.


Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Войдите или авторизуйтесь через социальные сервисы