И кружат над домом ласточки счастья...

07 апреля 2010 в 18:15

Удивительные люди наши земляки-ветераны. Голод знали, совсем юными в колхозах начинали работать - и не роптали. Войну прошли - выстояли. После войны не легче было, трудились много, в землянках да бараках жили - а духом крепли только. И сколько новых способностей в себе открывали, как ладно жизнь строили! Таков и наш сегодняшний герой - Михаил Витальевич Дзениш, фронтовик, за труд (уже после войны) награжден орденом "Знак Почета". А ещё он просто талантливый человек...

ХУДОЖНИК
Когда и как Михаил Витальевич начал рисовать, он не помнит. Ему вообще это кажется странным: "Наверное, дар природы..." Какие в 30-е годы в небольшой деревушке Акимо-Анненке Тяжинского района карандаши и краски, тем более уроки рисования? Подрастающий в крестьянской семье ребенок по мере своих сил становился работником. Учился делу практичному, тому, что в жизни пригодится: ухаживать за скотиной, косить траву, рыбачить. Хотя помнит Михаил Витальевич, как замирал отец, сельский кузнец, у горна: "Смотри, Миш, как пламя играет!" - и как отливала разноцветьем ковань. И мама будила на заре: "Проспишь, сыночек, Царствие Небесное". Восход солнца и впрямь царствие, торжество жизни: воздух звенит чистотой, птицы поют разноголосо, перламутр росы обжигает босые ноги. Все подмечал мальчишка. И старался потом перенести на листок бумаги. Он мечтал стать художником. Хотел поступить в Иркутское художественное училище. Оканчивая восьмой класс, отправил в учебное заведение свою работу.
- Коня нарисовал тогда и на нем бесшабашного мальчишку, точь-в-точь такого, какими мы в ту пору были, - вспоминает он.
Из училища пришел ответ, мол, приезжайте на вступительные экзамены.
- Куда ты, Миша? Отца нет, - взмолилась мать. - Жить в большом городе на что будешь?
Отца арестовали в 1938 году. Старший брат Иосиф, тогда уже лейтенант, написал Сталину, что "отец никакой не враг народа". Письмо это оказалось роковым: и отца Иосиф не спас, и себя обрек на десять лет Колымы. В семье Дзениш подрастали меньшие братья. Пришлось Михаилу остаться работать в колхозе. А тут и немец напал...

ВОЙНА
В 42-м Мишу Дзениша призвали в армию. Направили на Дальний Восток. Три месяца шла ускоренная подготовка новобранцев.
- Хотя какая это была подготовка? - говорит Михаил Витальевич. - Раза три стреляли из винтовки да пару раз из противотанкового ружья... Больше работали на уборке урожая.
10 октября 1942 года приняли воинскую присягу. А через три дня спешно формировали маршевые роты под Сталинград. Выдали новое полное обмундирование. Перед этим, как положено, баня. Намерзшиеся хлопцы ринулись в парную. Один из новобранцев, никогда не парившийся ранее, выплеснул на каменку ведро воды. Самых ближних ребят, в том числе и Мишу, с сильнейшими ожогами доставили в госпиталь. Три дня был он без сознания, больше месяца пролежал, лечился. А потом со вновь сформированными подразделениями был отправлен в Монголию, где в напряженном ожидании вынужденно стояли советские части - в противовес Квантунской армии...

ЛЮБОВЬ
...Демобилизовался Михаил в 1947-м. Вернувшись в родные края, устроился на работу в Предметкинский балластный карьер кассиром-инкассатором. Через день возил сдавать деньги в банк. На паромной переправе через Кию и приметил он гарную дивчину - стройную, ясноглазую, с пышными волосами.
- Она тоже в город каждый день ездила, работала в прокуратуре делопроизводителем, - вспоминает он.
Дивчина, 18-летняя Вера, высокого, крепкого Михаила в солдатской гимнастерке не замечала. Взрослым он ей казался очень. Но Михаил парень был не промах, настойчивый. Вызнал, где она работает и где живет. Познакомились, стали встречаться. А скоро и простенькую свадьбу сыграли, без нарядов, обручальных колец и многочисленных гостей. Привел Михаил молодую жену в выделенную комнату - ни стола, ни стула. Все имущество - приданое Веры: перина, подушки, одеяло, простыни с кружевами да кое-какая посуда. А главная ценность - икона, которой мама невесты молодоженов благословила. На счастье.

БУДНИ И ПРАЗДНИКИ
Потекла семейная жизнь светлой неторопливой речкой. Мало-помалу завели хозяйство: огород, корову, птицу, по наследству Михаилу пчелы достались. Родились дети: дочери Валентина и Галина, сын Сергей. Михаил Витальевич выучился в Иркутске на горного мастера, потом на Украине окончил годовые курсы машиниста экскаватора. Так экскаваторщиком в Предметкинском карьере и проработал до самой пенсии. За свой труд награжден орденом "Знак Почета", многими грамотами и знаками отличия победителя социалистического соревнования.
Трудностей, конечно, было немало. Но всегда супруги Дзениш жили в согласии, стараясь относиться друг к другу как в свой первый медовый месяц. Самим есть нечего было, а из раздобытого льняного масла олифу сварили - Мише рисовать. Этой олифой чуть не отравились однажды, когда напекли на ней драники.
Михаил рисовал ковры на холстах. Во многих домах в ту пору были такие - со зверями, цветами, пейзажами. И в своем доме становилось уютней, и приработок какой-никакой, и занятие для Михаила любимое. Когда довелось наконец ему побывать в Москве, в первую очередь пошел он в Третьяковскую галерею - давно мечтал воочию увидеть полотна великих мастеров. И так был потрясен их искусством, что, вернувшись домой, молча сжег все свои холсты.
Вера Алексеевна чувствовала его боль как свою. И когда Михаил Алексеевич, "немного отойдя", захотел заняться фотографией, три месяца откладывала из семейного бюджета на фотоаппарат. "Зоркий" стоил 700 рублей, а Михаил в месяц получал 500 с небольшим.
В пухлых альбомах тех лет мало снимков, на которых запечатлен глава семейства. Зато много снимков подрастающих детей, домашних будней и праздников. Фото по поводу и без. Семейная история, в общем, которой уже более 60 лет.
В зале на столе у супругов в рамке стоит большая фотография. На ней в день своей бриллиантовой свадьбы Михаил Витальевич и Вера Алексеевна в окружении детей, внуков и правнуков. А рядышком - поменьше, поскромнее, самая первая семейная фотография - вдвоем с супругой.

РАДОСТЬ ТВОРЧЕСТВА
Как оказалось, сжег Михаил Витальевич свои холсты напрасно. Несколько лет спустя он познакомился в поезде с молодым художником, который многое ему объяснил тогда. Но в круговерти жизни - работа, семья, дети, хозяйство - Михаил Витальевич редко брался за краски. Вернулся он к творчеству неожиданно для самого себя. Как-то, уже будучи на пенсии на даче, в сельском домике, в час отдыха заточил на наждаке нож, взял кедровую плашку и принялся вырезать женскую фигурку. Это оказалось очень увлекательным делом. Взялся за другую поделку. Подивившись творчеству Михаила Витальевича - ведь нигде не учился! - товарищ подарил ему набор резцов. Деревянные скульптурки, композиции из камня и кости сегодня занимают в квартире Дзениш целый шкаф. А сколько их он раздарил родным и знакомым! И всем детям и внукам непременно вырезал из дерева ласточек - своих любимых птиц, которых Михаил Витальевич считает семейным оберегом. Птицы всегда были символом мечты и счастья. И Михаил Витальевич протянул мне элегантное крылатое создание в белой манишке...
 

Валентина Сеет.
 


Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Войдите или авторизуйтесь через социальные сервисы